Аналитического путешествия

В течение еще двух лет нашего одер­жимость Джейсона этническими различиями и его сложные сексуаль­ные практики начали терять долю своей компульсивности, но затем он обнаружил, что столкнулся с катастрофической тревогой психотиче­ского плана, которую он описывал как ощущение «небытия» или «мерт – вости». Он называл эти ощущения «пустотой» или «состояниями пус­тоты»

К этому времени Джейсон больше не кричал так оглушительно и редко путал наши имена, но явно боялся потерять рассудок, свои про­фессиональные навыки или совершить что-нибудь «сумасшедшее», что­бы заполнить пустоту. Эти состояния деперсонализации приступооб­разно появлялись примерно в течение двух лет и требовали постоянной интерпретации, дополнительных сессий, иногда — телефонных контак­тов и применения психотропных препаратов в качестве временного сред­ства. Мы анализировали прием лекарств как способ поиска переходного объекта для временного заполнения пустоты в его психическом мире, а именно, отсутствия интроецированного образа заботливой матери. Вслед за нашей проработкой Джейсон прекратил прием лекарств. На этой фазе нашей совместной работы поведение Джейсона было похоже на то, что Малер (1968) описала как подфазу практики, в которой дети возвращаются к матери-дому, чтобы обрести уверенность перед новым уходом, так как интернализованный образ матери еще быстро теряется. В это время также активизировалась непрерывная мастурбация Джейсона. Мы смогли понять, что, прежде всего, это прибежище предо­ставляло осязаемое средство убедиться в том, что самые опасные из раз­личных материнских интроектов не разрушили его мужественности; и во-вторых, мастурбация давала ему ощущение того, что он существует, и что его тело имеет определенные границы. К тому же ненадолго исче­зало ощущение внутренней мертвенности. Игра с искусственным пени­сом выполняла похожую функцию.

Добавить комментарий

Обратный звонок