Психология

Тяжелые симптомы

Джейсон подробно объяснил, как навязчивости мешают его сексуальной и общественной жизни (хотя его профессио­нальная жизнь, казалось, не была затронута симптомами). Среди его навязчивых размышлений сильнее всего была озабоченность группами национальных меньшинств, по отношению к которым он был положи­тельно настроен: «Не хуже ли я арабов? Не хуже ли я черных? Не хуже ли я евреев?». На нашем первом собеседовании обнаружилось, что эта озабоченность была тесно связана с его сексуальной жизнью. «Многие женщины сами предлагают себя. Если это арабки, вьетнамки, африканки и т. п., я всегда соглашаюсь, и мои навязчивости ненадолго оставляют меня в покое». Он загадочно добавил: «Когда нет смешивания, нет и проблемы». Я спросила его, не мог бы он развить это свое высказывание, и он объяснил, что сексуальные отношения с женщинами неизбежно запуты­вались, если эти женщины, подобно ему, не принадлежали к вышеупо­мянутым этническим группам и, возможно, имели любовников другого этнического происхождения. Однако, если у женщины другого этниче­ского происхождения, нежели он, был мужчина той же расы, что и она, ему не надо было беспрестанно спрашивать ее об этом. Когда ему было чуть больше двадцати, он был женат на молодой Читать далее

Отсутствие сильных невротических защит

В результате это открыло Жоржетту риску соматических взрывов, если она выполнит свое прошлое инцестуозное желание, превратившееся в желание есть «запретные плоды». Как в мла­денчестве, психическому дистрессу соответствовали только пиктогра­фические предметные представления телесных ощущений. Эти сома­тические болезни были позднее загружены садистскими фантазиями, повернутыми против нее и ее тела. Через соматизацию любовные и дест­руктивные детские желания оставались полностью скрытыми от созна­ния и предсознания. Но, как заметил Фрейд (1923), аффект легко минует слой предсознательного в психическом функционировании. Столкнув­шись с глубоко тревожащим аффектом, псюхе Жоржетты посылала только первичные соматопсихические сигналы. Когда во время раннего структурного развития псюхе установилась связь между угрожающими аффектами и их соматическим выражением, эти патологические соматопсихические связи могут держаться всю жизнь, не давая индивиду никаких других средств, чем соматическая дезорганизация, для реакции на внешние и внутренние напряжения. Из-за цепкой памяти тела, в соединении с отсутствием вербального осмысления, ситуации, нагруженные архаичным аффектом, исключа­ются из более Читать далее

Выборе сексуальных действий

Мы должны напомнить себе, что с точки зрения анализантов, их отклоняющееся и близкое к отклоняюще­муся поведение (выраженное в или объек­тов, в «наркотическом» стремлении к сексу или в извращенности черт их характера) почти неизменно воспринимается ими как интегральная часть их личности и идентичности, даже когда они страдают от общест­венных запретов на их пристрастия. Когда же мы, наблюдающие специ­алисты, «эксперты», провозглашаем то или иное поведение, отношения, действия или фантазии извращенными, на каком основании мы даем такое определение? По чьим нормам и ценностным суждениям: нашим, Фрейда, психоаналитических институтов или общественным? В последние годы было много написано об этике психоаналитиче­ской практики. Однако нам не удалось исследовать, в какой степени на нашу теорию и практику повлияли ценностные суждения наших теорети­ков и практиков. Более того, присущая нашей науке в целом система цен­ностей, за немногими исключениями, редко становится темой исследова­ния, словно цели и ценности нашей метапсихологии и подразумеваемые задачи лечения самоочевидны. Как и любые другие искусства или науки, психоанализ Читать далее

Взаимная зависимость

Я молчала, потрясенная таким разоблачением. Хотя я не сомнева­лась в соучастии матери в создании отношений, моим собственным
бессознательным соучастием прежде всего было то, что я мешала Мари-Жозе осознать ее желание быть исключительным объектом материнской любви и заменять матерью мужа, как только предоставляется случай. Проработав свой контрперенос, я смогла об­ратиться к другой области конфликта Мари-Жозе с ее матерью, с пони­манием которой я «запоздала»: к ее ночной аутоэротической актив­ности и сопровождающим ее фантазиям. По ее словам, мастурбация теперь была главным условием засыпания. В некотором смысле, она заняла место фантазии о насильнике-убийце. Меня занимал вопрос: не будет ли вскрыта тайная связь с матерью в ее аутоэротических фантазиях? Моя вновь обретенная восприимчивость дала немедленные плоды — раскрылся фундаментальный элемент, лежавший в основе симптома час­того мочеиспускания. На одной из сессий 2—3 недели спустя, когда моя пациентка вновь упомянула о своем прошлом ночном страхе, я указала, что она, кажется, избегает говорить о том, чем он заменился — о своей навязчивой мастурбации. Вслед за этой сессией мы смогли Читать далее

Что составляет «извращение»?

Я критически смотрю на подобную терминологию, так как слово «извращение» всегда имеет уничижительное значение, подразумевая под собой деградацию, обращение во зло. (Никто никогда не слышал, чтобы то или это было «извращено
в хорошую сторону».) Но если подняться над моралистским подтекстом в общеупотребительном использовании этого слова, наш стандарт психиатрических и психоана­литических классификаций клинических единиц все равно остается сом­нительным. Определение кого-то как «невротика», «психотика», «психо­соматического больного» или «извращенца» может иметь мало отноше­ния к реальности, особенно потому, что существует бесчисленное множество вариаций психических структур в каждой так называемой клинической категории. Примечательным аспектом психической струк­туры человека (как и его генетической структуры) является ее единст­венность.
Психологические симптомы являются попытками самоисце – ления, позволяющего избежать психического страдания; аналогично намерение и у симптоматичной сексуальности. Если смотреть более кон­структивно на глубинное значение и цель симптомов, а также на при­чины их возникновения, мы неизменно обнаруживаем, Читать далее

Близкие отноше­ния с матерью

Напри­мер, такие анализанты часто рассказывают о чрезмерно, иногда с инцестуозным подтекстом, и об отце, который воспринимался, как ничтожество, или не допускался к своей символиче­ской роли в эдипальной констелляции. Другие рассказывают об истории совращения отцом, в которых мать появляется в роли соучастницы; или историю о материнском пренебрежении, в которой она, по каким-то при­чинам, оказывается незаинтересованной именно в этом ребенке. Еще более осложняя клиническую картину, некоторые анализанты, чья сексу­альность не ориентирована ни гомосексуальным, ни отклоняющимся образом (в смысле неосексуального изобретения), также демонстрируют схожие родительские модели! Большинство гомосексуалов не интересуются неосексуальными изо­бретениями, а гетеросексуалы с отклонениями, в общем-то, мало заинте­ресованы в гомосексуальных отношениях. Возможно, единственная черта, присущая как гомосексуальным, так и неосексуальным пациен­там, касается психической экономии, управляющей их сексуальностью. Эта экономия часто отмечена чертами безотлагательности и навязчи­вости, создающими впечатление, что сексуальная жизнь этих пациентов играет роль наркотической привычки. Этот Читать далее

Слово фаллос

Это отступление необходимо, потому что часто нераз­борчиво используется в английском языке в смысле пенис. Авторы – феминисты, выявляющие и осуждающие пренебрежительное отношение к женщинам, резко выступают против использования слова фаллос. То, что они уравнивают пенис и
фаллос, парадоксальным образом предпола­гает их собственнуя неявную фаллоцентрическую установку. Смеше­ние символа (фаллоса) с частичным объектом (пенисом) делает исходно менее точными любые исследования кардинальных вопросов сексуаль­ной идентичности, маскулинности и феминности. Как уже отмечалось, и для мужчин, и для женщин однополость оста­ется одной из главных человеческих нарциссических ран. Интернали­зация символического интрапсихического представительства взаимо – дополнительности полов требует отказа от детского желания быть и обладать и тем и другим одновременно. Последующие осложнения, вытекающие из нашей психической двуполости и первичных гомосексу­альных устремлений, обсуждаются далее. Давайте вернемся к вопросу о биологическом «предназначении» («судьбе») девочки. Многие аналитики согласятся, что анатомическое строение девочки создает Читать далее

Отец становится доэдипальным соперником

Поиск потерянного отца продолжался Бенедиктой, не без сопутству­ющего сопротивления, потому что в ней, как и в каждом ребенке, был внутренний отец, который должен быть устранен, как камень преткнове­ния на пути к иллюзорной надежде полного обладания матерью. К тому же, явное решение матери Бенедикты создать в психике своего ребенка воображаемую семью, где считаются только женщины, наводило на мысль о том, что эдипальные запреты, возможно, передались в чрез­мерно раннем возрасте, возможно, до того, как появилось надежное чув­ство сексуальной идентичности. Таким образом, бессознательные страхи и желания матери совпадали с той частью маленькой Бенедикты, которая хотела исключительных отношений со своей матерью, произрастающих из первичных гомосексуальных стремлений, являющихся жизненно важ­ным компонентом в приобретении чувства принадлежности к муж­скому/женскому роду Поэтому неудивительно было, что начали всплы­вать сны и мечты, в которых сама Бенедикта была ответственна за смерть своего отца. Темой сновидений, сохранявшейся в течение многих лет, было то, что Бенедикту преследовали за неизвестное преступление, которое она совершила. Однажды, Читать далее

Компульсивный поиск наркотических сущностей

Сильно либидинозно загруженная сексуальная игра Джейсона с дилдосом исполняла в его психической экономии ту же роль, что и. В последнем случае целью акта являлось поглощение заменителя успокаивающих материнских функций первичной «матерью-грудью». Компульсивные сексуальные цели Джейсона имели то же значение. Хотя буквальная инкорпорация частичных объектов-заменителей основывается на бессознательном желании получить или воссоздать недостающее или разрушенное во внутреннем мире, очевидно, что эти действия не являются эквивалентом психологических процессов инкорпорации и интроекции. Напротив, ощущаемая потребность во внешних объектах в форме компулъсивной сексуальности или злоупотребления субстанциями свидетельствует о расстройстве в процессах интернализации. Наркотические действия неспособны восстановить поврежденные психические представитель­ства пениса или груди до их символических значений. Они только вре­менно смягчают тревогу и поэтому приобретают наркотический харак­тер — их требуется постоянно выполнять. В последующие три года Джейсон создал устойчивые отношения с женщиной, своей коллегой, и они стали гордыми Читать далее

Воображаемые катаст­рофы

Другие тревоги, связанные с фантазиями о первичной сцене, застав­ляли маленькую Жоржетту постоянно бояться «провалиться куда-то в бездну или рассыпаться». В детстве она приучила себя «волшебно» задерживать дыхание, чтобы предотвратить эти. Мы поняли, что, помимо воображаемого достижения других целей, эти действия также временно прекращали сексуальные отношения роди­телей и давали ей безусловные права в качестве единственного сексуаль­ного партнера матери. Наша работа продолжалась, и через фантазию, при­надлежащую переносу, когда Жоржетта открыла, что желание проглотить мать в страстном слиянии также позволяло ей заменить мать в глазах отца, тем самым став и его
единственным сексуальным партнером.

Другой анализант, цитированный в моей предыдущей книге (Мак­Дугалл, 1992), вспоминал сходные оральные фантазии, в которых нашли место сексуальные желания и тревога, ими возбуждаемая. «Исаак» боял­ся, что его «проглотят» или «покалечат» неодушевленные предметы; эта фобия в конце концов привела к раскрытию фантазии, в которой он ока­зывался в опасности быть «съеденным» своей матерью. Его отцу, в фан­тазии Исаака, также грозила Читать далее

Обратный звонок